питер

Aug. 14th, 2016 01:10 pm
Originally posted by [livejournal.com profile] mi3ch at питер


Когда ты ешь мясо без вина, где-то в мире грустит один грузин

post

Jun. 28th, 2016 11:32 am
Originally posted by [livejournal.com profile] grzegorz_b at post
Originally posted by [livejournal.com profile] avmalgin at Сказочка на ночь
Польский мультик (с русскими субтитрами).

post

Feb. 28th, 2016 02:36 pm
Originally posted by [livejournal.com profile] shozabred at post
Originally posted by [livejournal.com profile] mi3ch at полугары и перегары


ТАБЛИЦА ОСНОВНЫХ ПЕРЕГАРОВ

Водка - перегар ровный, течёт как Волга. Принят за эталон, от него уже танцуют.
Ром - помутней, отдаёт гвоздикой.
Виски - дубовый перегар, отдаёт обсосанным янтарём.
Коньяк - будто украденную курицу жарили. И пережарили.
Джин - пахнет сукном красных штанов королевских гвардейцев.
Портвейн - как будто съели полкило овечьего помёта.
Кагор - изабеллой с блюменталем.
Токайское - сушёный мухомор.
Херес - ветром дальних странствий.
Мадера - светлым потом классических гитаристов школы Сеговии.
Шампанское - как ни странно, перегар от него пахнет порохом. Дымным.
Самогон (хороший) - розой.
Самогон (плохой) - дерьмом собачьим.

Юрий Коваль «Суер-Выер»

Originally posted by [livejournal.com profile] shozabred at москалі


стырил у печеньки

post

Aug. 30th, 2015 08:58 pm
Originally posted by [livejournal.com profile] shozabred at post
Originally posted by [livejournal.com profile] anonymus at 50 лет спустя

Копаясь в семейном фотоальбоме нашел дедову фотку полувековой давности:
дебил

- Слышь, деда, а это твоя фотка?
- Ну да, моя - нехотя прокряхтел дед из-под шконки.
- А чего у тебя на ней путин нарисован?
- Так это тогда такая одежда была, "футболка" называлась. Кто хочет мог надевать! На ней что хотели, то и рисовали.
- И что же у тебя за странное такое желание возникло? Вот это зачем было рисовать? - заинтересовался я.

Деду пришлось вылезти в комнату, чтоб начать свой рассказ.

- Да вот ты понимаешь, время же было совсем другое. Иначе мы всё тогда воспринимали, много не понимали, что вы теперь знаете.
Да и вообще, это такой троллинг был! Ну типа косплей. Не знаю, как вы сейчас это называете.
- Никак не называем, запрещены же любые формы несерьезных отношений. Забыл, дед?
- Ну да, точно. А тогда можно было! Вот мы и изображали. Шутили, значит.
- Угу. А нам теперь из-за этих ваших шуток ещё 45 лет выплачивать репарации?
Из совмещенной кухни (с санузлом и прихожей) показалась мать. Дед осторожно поправил на себе универсальный комбинезон,
мельком оглядев его монотонную ткань. Другая одежда не разрешалась, рисунки и орнамент на ней были категорически запрещены.
Однако по старой памяти он с надеждой взглянул на середину груди, туда, где раньше был портрет вошьдя. И с горечью объяснил:
- Ну откуда нам тогда было знать, что все "Искандеры" надувные? Или что Армата - просто разукрашенный реконструкторами...
- Дед, следи за языком! - мать резко одернула старика.
- Упс, прости внучек. Тогда это слово ещё не было матерным.
- Как не было? А что же оно тогда означало?
- Да то и означало. Но тогда заниматься этим не считалось неприличным.
- Прикинь, ма! Тогда это было можно!
- Да, можно. Зато тогда за однополых родителей тебя бы затроллили до смерти! - разозлившись на интерес к неценурщине пояснила
мама Серёжа.
- Почему? Что в этом такого?
- Потому, что сам путин был влюблен в своего заместителя, по некоторым другим слухам в вице-президента. Но его заставили жениться на женщине, и он очень страдал. Чтобы облегчить свои муки, он выдумывал всякие странные законы. Понятно? - мама дала понять, что разговор на эту тему окончен. - А что до Армат, то тогда даже последние дебилы, кроме твоего деда, догадались, что это просто трактора ЮМЗ слегка переделанные.
И хватит уже болтать ни о чём в свой единственный выходной. Давайте готовиться к работе, надо ещё разучить новую песню, которую будем петь в следующем месяце. Если опять перепутаем слова, господин Вон может рассердиться и не дать выходной целый квартал!

Originally posted by [livejournal.com profile] avramenko_konst at Москва в лапах Правого Сектора
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bell_mess в Москва в лапах Правого Сектора
Чеканным шагом, под мерный бой барабанов, молодчики Яроша входили в Москву. Сам фюрер ехал на белом коне, покуривая американскую сигаретку. Прищурив глаза, он с ненавистью всматривался в незнакомый город.

Столица, казалось, вымерла. Не оправившись от неожиданной новости, русские люди попрятались в домах и, закрывшись на все замки, осторожно выглядывали из окон. Переговаривались шёпотом, чтобы не подслушали правосеки.
- Как такое могло случиться?
- Известно как! Предательство!
- Оружие-то у них натовское... Так и бряцает. А наше-то где?
- А наше-то фашисты уничтожили, пятая колонна. Пелевин лично поджёг склады с боеприпасами.
- Тише! Лазутчики повсюду!

Только предатели были на улице. Они кланялись правосекам и с подленькими улыбками поливали грязью "кровавую гэбню".

К оккупантам подбежали Латынина и Макаревич.  )
Originally posted by [livejournal.com profile] semesyuk at Бандербой Завзятович Мстивий

Побалакав з Бандербоєм, і ось шо він мені розповів. Пряма мова.

"Рік тому мене ще не було. Вопше ніяких бандериків не було, а була тільки державотворча безнадьога, гранітна стабільність та маніакальне покращення чиїхось активів. Ще пару кроків, і все - Растаможний Союз став би нашою з вами реальністю. Середовищем для тихого існування, отруйним акваріумом наповненим рідиною несамовитого московитського братерства. Але, як той казав, іних уж нєт, а тє далєчє. З'явилися мілітарізовані бандерики, і московити трошки всралися, будьмо відвертими. Головне, що з нашої мови почали зникати такі звичні зауваження як "на жаль", "але", "намагалися" і таке інше. Натомість, стали траплятися приємні довгоочікувані гасла. Наприклад - "Дамо пизди цим підарасам!" Давно на часі. Тотально ваш Бандербой Завзятович Мстивий.

Так, так, це самореклама.

http://banderyky.com/ua/product/10.html

Originally posted by [livejournal.com profile] belorys_kh at Язвительные аткрытки

30 саркастичных "аткрыток"


Аткрытки для тех, кому хочется юмора поязвительнее и пожестче.

Read more... )
Originally posted by [livejournal.com profile] gumer at Виновником войны считается проигравший.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lubimets_bogov в Виновником войны считается проигравший.
Маленький совет. Если заправляете картридж первый раз в жизни, как я, начинайте с желтого - он легче всего отмывается со стола и обоев...

***

Сел депутат в такси.
Водитель начал дергать все рычаги подряд, нажимать все кнопки, мотать руль туда-сюда.. То включит фары, то откроет капот, то нажмет бибикалку..
- Тебя где так водить учили! - орет депутат, - да мы так никуда не доедем! Да мы так расшибемся нахрен!!
- Ничего страшного, - отвечает таксист. - Вы таким образом уже сколько лет _страной_ управляете! И ничего, едем как-то..

***

Уважаемые производители микроволновок, сделайте звук в конце цикла отключаемым. Ночью, сидящих на диете, очень компрометирует.

***

Седину в бороду дождался. А бес где-то задерживается.

***

- Блин, воду холодную отключили!
- Хорошо хоть, что горячая вода холодная...

***


Я, Кулакова Мария Петровна, решила присоединиться к санкциям против стран Запада. Мною принято решение отказаться от покупки пентхауса в Лондоне, автомобиля «Бентли Континентал» и виллы в Майами. Пусть эти империалисты и транснациональные акулы не думают, что мы, многодетные матери-одиночки, работающие в сельских библиотеках с зарплатой 4000 рублей, останемся в стороне от начатой ими бессовестной войны санкций!

***

Владимир Владимирович Путин в свои 62 года настолько здоровый человек, что даже не знает, где находится его районная поликлиника.

***

Невероятно, но факт. Ровно в полночь часы на всех мобильных телефонах показывают размер пенсионных накоплений россиян за 2014 год.
Originally posted by [livejournal.com profile] krylov at Отуда есть пошли санкции. Деревенская история
- Петровна, где дрель? – закричал Степаныч из сарая.

- Миша, не надо! – взмолилась Петровна. – Мишенька, ну пожалуйста, не надо!

- Ты чё, старая, совсем плохая стала? – Степаныч заорал громче, злее. – Дрель неси!

- Мишенька! Ну пожалуйста! – у Петровны затряслись губы.

- Дрель! – рявкнул муж. Петровна, утирая глаза рукавом, полезла в шкафчик, куда ещё вчера спрятала ненавистную приспособу.

Со Степанычем Петровна прожила, почитай, всю жизнь. Миша был правильным мужиком – дельным, рукастым, по-хорошему прижимистым. У него всё как-то само собой выходило, спорилось – что работа, что семья, что дети, что дача. Правда, дети давно разъехались по разным странам: взрослый сын выучился в Обнинске и теперь жил в Германии, старшая дочка вышла замуж за чеха, младшая – за украинца. Работа у Степаныча тоже накрылась медным тазом, ещё в девяностые. Ничего, съехали с Нюрой Петровной на дачу, там прожили первые, самые страшные годы, на огурцах и картохе. Потом сын начал зарабатывать на импортных заказах и пересылать какие-то деньги. Дальше жизнь снова потихоньку-полегоньку пошла в горку, так что Петровна даже перестала беспокоиться насчёт того, что не на что будет хоронить.

Одна беда пришла: Степаныч увлёкся яблочным самогоном. Всю жизнь был малопьющим, а вот теперь почал прикладываться к проклятой. Причиной тому был яблоневый сад, оставшийся от нюриной матери. Та любила деревья, ухаживала, заботилась об урожае: варила компоты, варенье, остатки отдавала соседям, которые водили свиней. Однако в девяноста третьем мама померла, некому стало варить компоты и закатывать банки, да и свиньи соседям стали без надобности. А яблони всё плодоносили и плодоносили, и что было делать с урожаями – непонятно. На беду, сосед – тот самый, который раньше водил свиней – научил Степаныча делать яблоневую бражку и перегонять. Рукастый Степаныч соорудил аппарат, который держал в сарае, забил весь подпол вёдрами для бражки, а чтобы мельчить яблоки в пюре, приспособил электродрель с насадкой.

Не то чтобы Степаныч всерьёз заалкашил, нет. По деревенским меркам, пил он умеренно и без закидонов: руку на супружницу не подымал, не буянил, не свинничал. Максимум, что он себе позволял в пьяном образе – достать из сарая трофейный немецкий аккордеон, доставшийся от отца, да спеть «Подмосковные», или там «По долинам и по взгорьям». Но Нюрка, как и всякая русская баба, всю жизнь до одури боялась, что муж сопьётся. И боролась с этим обычными бабскими способами – скандалёзничала, выливала спрятанный самогон, портила аппарат, ну и, конечно, пилила Степаныча как могла. Тот, однако, от этого только больше упирался: аппарат и готовый продукт прятал у соседа, подпол запирал, а Степановну не подпускал к процессу. Все же попытки запилить Михал Степаныча бабским пилением кончались только тем, что он сбегал из дому к соседям и там уж давал себе волю.

Одно было хорошо: Степаныч, кроме яблочной, ничего в рот не брал. Пива он не любил, вино считал потерей времени, а магазинной водке не доверял с той самой поры, как его старинный друг Алексей Петрович помер от поллитры дагестанской. Картофельным же бимбером он по молодости траванулся в Белоруссии, после чего не мог его переносить даже на запах. Но всё это не особенно утешало Петровну: яблок всегда было столько, что заготовки Степаныча хватало на год.

Нюрка жаловалась на пьющего мужа деревенским бабонькам, ища совета. Бабоньки Нюрке сочувствовали и советовали ей по-тихому извесли треклятые яблони, но вот на это она как раз пойтить не могла: матушка, умирая, просила дочку заботиться о саде и особенно о деревьях. Материнскую волю Петровна не уважить не смела. Так она и маялась, изводясь сама и изводя мужа.

Из сарая Петровна вышла, как обычно, обиженная. Немножко поплакала, потом пошла ставить картошку: Степаныч затребовал на ужин варёную в мундире. «Наверняка с этой своей гадостью наворачивать будет», привычно и зло подумала баба.

Керосинка чадила: фитили замазутились. Взгромождённая наверх кастрюля тихо побулькивала. Петровна сидела, пригорюнившись, на табуретке и жалела себя.

Внезапно в кастрюле что-то булькнуло совсем уж непривычно громко. Зло зашипела вода. Потом оттудова раздался крик – совершенно детский.

Петровна подскочила, сунулась в кастрюлю и увидела там крошечного рыжего человечка в смешном зелёном костюмчике, который пытался выпрыгнуть из кипятка и уцепиться за край посудины.

Не думая, Нюрка сунула руку в кипяток, ухватила человечка, и тут же чуть не выронила – кипящая вода больно вцепилась в руку. Однако Петровна не выронила человечка, а ухватила за рыжий вихор, вытащила из воды, поставила на стол, и только после этого затрясла обваренной кистью и завыла в голос.

- Не суетись, глупая женщина! – пропищал человечек, выждал момент и плюнул на трясущуюся руку. Боль тут же исчезла – как будто её выключили. Степановна ещё пару раз – скорее по инерции – ей взмахнула, потом недоумённо уставилась на неё: вздувшаяся красная кожа как бы опадала и белела. Через пару секунд от ожога не осталась ничего.

- Спасибочки, - только и вымолвила она, таращась на маленького.

- Не стоит, - отмахнулся человечек. – В сущности, это я должен быть вам признателен, - с некоторым неудовольствием сказал он.

- В… вы откуда? – с трудом выталкивая воздух, вышептала Нюрка.

- Вы хотите спросить, кто я и что здесь делаю, - поправил её человечек, отсторожными движениями отряхивая и приглаживая костюмчик. – Удовлетворю ваше любопытство. Меня зовут Мармадьюк. Я демон, - последнее он произнёс с гордостью.

Петровна сообразила, что у человечка имеется уважаемая национальность, и тут же пробормотала положенное «да мы чего, да мы ничего, был бы человек хороший».

Мармадьюк, однако, остался недоволен.

- Я же сказал: я не человек, я демон! – он даже собрался было грозно топнуть ножкой, но, увидев испуганное лицо Нюрки, смягчился. – В общем, я весьма могущественное существо. Имею честь состоять вторым помощником первого советника Его Темнейшества Веельзевула, - он сделал паузу, явно ожидая какой-то реакции, скорее всего – восторженной.

Петровна наморщила лоб: слово «Веельзевул» ей смутно напомнило что-то церковное. Её подружка Вика Терентьева, когда врачи с Каширки ей сказали, что лечиться поздно, стала набожной и всё читала какие-то тоненькие книжечки про Бога, рок-музыку и штрихкод. В этих книжечках такие слова попадались.

- Зевул… Ангел, что-ли? – робко спросила Нюра.

- В каком-то смысле мы все ангелы, - несколько неопределённо ответил Мармадьюк. – К сожалению, я пал жертвой интриг недоброжелателей. Ничтожные чертеняки! – человечек всё-таки топнул ножкой. Из-под каблучка посыпались искры, Петровна тихо охнула и всплеснула руками. – В общем, меня застали врасплох и понизили в онтологическом статусе. До картофелины, - демон скрипнул зубами. – От таких заклятий можно освободиться только соединёнными силами огня, воды и доброго сердца. Но тут условия совпали в точности. Ну теперь я им покажу! – в тоненьком голоске почувствовалась нешуточная угроза.

- В общем, я вам кое-чем обязан, - признал с сожалением маленький человечек. – И теперь, чтобы окончательно освободиться, я должен исполнить одно ваше желание. Надеюсь, - угрожающе закончил он, - вы не потребуете от меня ничего слишком хорошего. Я всё-таки демон и добро лююдям делаю только в исключительных случаях и сугубо локально.

- Да что вы, - всплеснула руками Нюра. – Да зачем так… Да чего я… Вы идите, - наконец, собралась она с мыслями, - по своим делам, ежели чего.

- Глупая женщина! Я не могу уйти, не выполнив твоего желания! Это магическое условие, неужели это так трудно понять? – демон снова топнул ножкой, выбив из стола сноп искр. – Быстро говори, что тебе надо. Деньги?

- Ой, не надо горя этого! – вскрикнула испуганная Петровна и заплакала.

Мармадьюк посмотрел на неё внимательно и, кажется, немного смягчился.

- Понимаю, - протянул он. – Отберут и накажут, у вас такая страна. Ладно. Новый дом?

Петровна в ужасе замахала руками.

- Понимаю, сельсовет, соседи, будут тянуть деньги, потом сожгут… - пробормотал он. – Картиру в Москве и хорошую пенсию?

- Никогда мы хорошо не жили, не стоит и начинать, - вздохнула Петровна.

- Гм, гм… Ну, может, всё-таки чего-то хочется? Чего-нибудь безобидного? Морщины на лице вывести? Кошка старая чтобы подольше пожила? У соседа чтоб корова сдохла? – последнее он сказал с явной надеждой в голосе.

От сарая донеслись звуки аккордеона. Степаныч, пока работал, изрядно угостился прошлогодней продукцией и ему захорошело.

- Чтоб Степаныч не пил! – выплеснула Нюрка заветное.

- Не пил? Прямое вмешательство в свободную волю человека, к сожалению, доступно только высшим тёмным силам, - нахмурился человечек.

- Ну чтоб не гнал эту свою яблочную, - поправилась Петровна и рассказала маленькому человечку о своём горе.

Мармадьюк задумался, уселся на край стола, поболтал ножками.

- Так-так-так, - протянул он. – Значит, яблоки… Кроме этого своего домашнего кальвадоса, другого не пьёт… При этом сад изводить нельзя… Ломать аппарат бесполезно – будет гнать у соседа… Гм, вот что! – он щёлкнул пальцами, осыпав искрами столешницу. – А если эти яблоки будут у вас покупать? Продашь весь урожай, мужику запилишь, что в хозяйстве деньги нужны. Нормально будет?

- Покупать? – не поняла Нюрка. – Кто ж наши яблоки купит, когда их как грязи?

- Городские купят, - демон ухмыльнулся, явно радуясь какой-то пришедшей в голову идее. – В Москву повезут.

- Да кому ж в Москве наша антоновка нужна?! – Петровна посмотрела на демона как на глупого. – Москвичи всё дорогое едят, иностранное…

- Ну а если не будет иностранного? – демон снова улыбнулся, как-то уже совсем нехорошо.

- То есть как? – не поняла бабка.

- А вот так. Говорю же, я второй помощник первого советника Его Темнейшества… Одну минуту, - он вытащил из внутреннего кармана костюмчика крошечную телефонную трубку, что-то понажимал, прикрыл трубу ладонью и заговорил очень тихо. Доносились только отдельные слова и фразочки «да, это я», «всё нормально», «есть идейка», «поддержка отечественного производителя, например», «это ещё лучше», «пусть сами всё запретят», «да, и вайфай по талонам», «позвони Володину, ему понравится».

Закончив разговор, Мармадьюк подмигнул бабке и заявил:

- В общем, в следующем году приедут перекупщики и все яблоки у тебя заберут. Не то чтобы дорого, но всё-таки копейка в хозяйство. Степанычу привет.

Он оправил зелёный сюртучок, явно намереваясь исчезнуть.

- Спасибочки, - выдохнула бабка.

- Не благодари, - усмехнулся демон. – Я всё-таки тёмная сила. Смотри, - начал он загибать пальцы. – Много денег вам за яблоки не дадут. Зато Степаныча ты лишила единственной радости в жизни. Будет он вечно угрюмым, нервным, ты его запилишь, он и помрёт быстрее. А вот миллионы людишек по всей вашей странишке прищемят и ущучат. Не сильно, а всё-таки ущемят, - он потёр маленькие ручки и окончательно испарился.

«Па далинам и пааа взгорьям…» - донеслось от сарая.

- Ну хоть пить не будет, - вздохнула бабка. – Главное чтоб не пил.

)(
Originally posted by [livejournal.com profile] kampfflieger at Не можу втриматися шоб не запостити
Помирає українець. Ну, то да сьо, Страшний Суд, Архангел Петро поправляє окуляри і неквапливо переглядає особову справу українця:
— Ну, кажи сам: жінці зраджував?
— Та як Вам сказати…
— Ага, ясно. З податками мухлював?
— Не те, щоб дуже, але…
— Ага, теж ясно.
І так — по всіх пунктах. Так, а хто з нас без гріха?
— В общєм, вуйку, може ти й не така вже погана людина, але ж грішник. Того обманив, цьому не допоміг… Я б і радий тобі допомогти, але не бачу жодного аргумента, щоб тебе відмазати перед начальством. Присуджую тебе до Пекла.
Read more... )
Originally posted by [livejournal.com profile] kampfflieger at чота ржу

Profile

asfendiar

December 2016

S M T W T F S
     12 3
4 567 89 10
11 1213 1415 1617
18 19 20 2122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios